Работа с детской тревогой

17 октября, 2021
Каждый родитель может передать ребенку свою суперсилу. 

Например, я совершенно не умею закатывать детей под каток академических достижений, и поэтому в этой области я даже не рассматриваю идеи топовых школ, репетиторов — они у меня как трава, чему в школе научат, тому и научатся, вся надежда на среду роста с не самой глупой мамой. Я совершенно не умею дисциплинарно внедрять полезные привычки к уборке, самоорганизации, развешиванию вещей в шкафу и приготовлению завтрака. Тоже как трава — шнурки мы осилили только к 10 годам, когда сказали сами, «научи». Но вот моя суперсила — это эмоциональный интеллект, то есть алгоритмы психологии, стратегии саморегуляции, понимание себя и других, осознанность. Этому я учу при каждой возможности. Эмоциональный интеллект не предполагает, что у ребенка/человека нет проблем, комплексов, затыков, самозапретов, неуверенности или проблем с самооценкой. Напротив, базис его, как мне кажется, в понимании «вот я такой», и наличии способов это компенсировать.

Про базис. Для меня это — структурирование внутренних процессов в понятную для детей систему. Кроме общечеловеческих обнимашек, сочувствия и понимания, это прежде всего отделение мыслей, эмоций, чувств и поведения. И наглядная демонстрация, как они связаны. К 10-12 годам, просто через мое называние, мои знают:

  • эмоции — это телесное ощущение, «сосет под ложечкой», «бьется сердце», «хочется плакать».
  • чувства — это то, как мы их называем. «у меня болит живот = я нервничаю», «у меня как будто горло сжало = я боюсь сказать», «у меня сжимается сердце = я боюсь».
  • мысли — это то, что мы думаем, что вызывает эмоции или вызывается эмоциями и чувствами. «Я хуже всех», «У меня никогда не получится», «я некрасивая», «со мной никто не захочет дружить».
  • поведение — это то, как мы себя ведем из-за этого.

Поэтому к 10-12 годам дети в общем способны выдать «когда я думаю о новой школе, у меня болит живот, потому что я нервничаю, что потеряюсь там в первый день». «Я не хочу идти на занятие, потому что думаю, что все будут надо мной смеяться, и от этого мне страшно».

Когда эти куски отделены друг от друга, можно понимать, как одно влечет другое, и разбираться с тем, как изменить мысли, как прожить эмоции, как поступить. Это будут разные подходы и разные задачи.

Сейчас я потихоньку начала вводить такие концепции, как копинговые механизмы, привычные реакции, формирующиеся схемы.

Мы не садимся за уроки эмоций, все это происходит в процессе, внутри жизни. Приведу пример вчерашнего дня.

Данила невероятно тревожный мальчик. Он боится всего нового, крайне критически относится к себе, этим создавая себе блоки. Его механизм реагирования (копинг) — это ступор и капитуляция. Стратегии «вопреки», «я всем вам покажу», «вот увидите» ему не близки, копинг «бей» — не его. Он — «беги» и «замри». Это он уже про себя знает.

Новый скейт-парк, в который он очень хотел пойти. Много детей, отличное пространство. Он забирается на горку, чтобы начать, и застревает. Он уже съезжал с таких горок, но все забыл. Вокруг катаются дети всех возрастов. Он смотрит на них. Стоит и не решается. Чем больше стоит, тем больше впадает в ступор. Простояв пятнадцать минут, со слезами слезает, так и не съехав, и идет ко мне.

— Я хуже всех! Они такие маленькие, а уже катаются, а я даже один раз съехать не могу! Я никогда не научусь!

— Первый раз всегда трудно.

— Это не первый раз!! Я уже съезжал с таких! Просто все надо мной смеются!

— Они не смеются над тобой, поверь мне, каждый думает только о себе. Вот ты стоял там, ты смеялся над другими, оценивал их?

— Нет.

— Вот. И они тебя не оценивают. Это ты сам сейчас оцениваешь себя, это твой собственный голос. Это критик. Он вредный, он не помогает. Попробуй представь его фиолетовым миньоном, и скажи этому миньону в лицо — «заткнись! ты мне сейчас не помогаешь!»

(провожу отделение его мыслей о реакции других от реальной реакции других. Показываю, что это всего лишь мысли, их можно менять и убирать).

— У меня не получается. Я все время думаю, что все на меня смотрят.

— Попробуй тогда взять шаг полегче. Если шаг слишком большой, выбери шаг полегче. Например, покатайся пока по плоским горочкам.

Идет, катается, успокаивается. В какой-то момент снова залезает на горку «мам, я думаю, я попробую еще раз, я уже увереннее себя чувствую».

Залезает и все начинает снова. 15 минут панического ступора, слезы, в этот раз еще более горькие.

— Все, я никогда больше сюда не приду!! Я никогда не научусь!!

— Я вижу, как тебе тяжело.

— Я хочу уйти!

— Мы сейчас пойдем домой, и завтра попробуем еще.

— Что изменится завтра?!

— Завтра не будет детей, будет будний день, ты попробуешь сам, в своем темпе. Сейчас против тебя слишком многое.

— Что против меня?

— Во-первых, много детей. Во-вторых, новое место. В-третьих — жарко. В-четвертых, когда один раз не получилось, то страх только растет. Нам надо обязательно перекрыть этот страх. Мы приедем завтра и я уверена, что у тебя все получится.

— Не получится! Я ничего не умею!

— Ты все умеешь. Ты спортивный, легко учишься, очень ловкий, и упорный. Вспомни, как ты осваивал стойку на руках или футбольные трюки? Как научился подтягиваться много раз? Как ты тренировался — снова и снова. И здесь так.

— Нет, ты специально говоришь, чтобы меня успокоить. Вот увидишь, ничего не получится! Я просто трус и плакса! Я никогда не научусь, и я не пойду завтра!

(тут я для себя отмечаю, что если я продолжу настаивать, что он хороший, сильный и ловкий, то по сути я начинаю входить с ним в прямой спор, и ему уже важнее победить, то есть его задачей станет доказать мне, что он прав. Поэтому я меняю тактику).

— А если бы это был твой друг, он бы стоял вот так и боялся, ты бы сказал ему «ты ничего не умеешь!», «ты трус!», «у тебя ничего не получится!»

— Нет.

— А что бы ты ему сказал?

— Что надо попробовать еще.

— А ты можешь себе эти слова сказать?

— Нет! Потому что у него получится, а у меня нет.

— Тебе помогают эти мысли?

— Мне плевать!

— Как ты чувствуешь себя, когда у тебя в голове такое?

— Я боюсь и не могу решиться.

— Видишь. Значит, нам нужно записать тебе в голову какие-то другие мысли, которые будут помогать тебе.

— У меня не получится!

— Ну, если ты хочешь мне доказать, что у тебя не получится, ты безусловно можешь это сделать, но я знаю тебя давно и хорошо, и если ты не веришь в себя, то я верю в тебя. Так что мы завтра приедем и ты попробуешь.

— Я не поеду.

(задумываюсь, что я еще могу сказать, чтобы опять не провалиться в прямое оспаривание. Это самое сложное, когда в ребенке негативный настрой — споря с настроем, ты споришь с ним, делаешь его неправым, и он будет его защищать. Подумав, решаю, что надо говорить только о своих чувствах).

— Мне сейчас ужасно обидно, и я очень злюсь, и хочется плакать.

Удивленно смотрит на меня.

— Почему?

— Потому что у меня есть сын, который сильный, классный, самый лучший для меня, и я не могу видеть, как ты упорно его макаешь лицом в грязь, топчешься по нему, еще и еще говоря про него, про себя, гадости. И я хочу защитить его, чтобы никто никогда не смел думать и говорить такое моему сыну, но он — это ты, и я не могу поменять тебя, но мне очень больно, что ты так с ним — с собой — поступаешь.

Остаток дороги доезжаем в молчании. Уже перед домом решаю закрепить, где мы оставили ситуацию.

— Давай завтра пойдем днем, когда никого нет.

— И ничего не получится.

— Может быть. Может быть сначала не получится.

— И потом не получится.

— Ок. Поедем, и пусть не получается сколько хочешь раз. Мне лично все равно. Я взрослая, и знаю, что каждое «не получилось» — это шаг к тому, что получилось. Знаешь, как говорят «я не проиграл, я просто пока не выиграл».

На следующее утро он в прекрасном расположении духа, будто бы ничего не было, едет со мной в скейт парк. Сам начинает с самого легкого. Потом залезает на треклятую горку. Немного мнется. Но в конце концов решается — и съезжает. И кричит от радости «У меня получилось! Я смог! Я победил! — мама, тебе наверное приятно, когда смотреть и гордиться мной?». Конечно, приятно, но я горжусь тобой и когда не получается.

В следующие три часа он освоил горки и скаты в разы опаснее и выше. Каждые десять минут отмечал «о! теперь я еще и это могу!». Не все получалось с первого раза, но настроение было другое. «У меня не получается» — говорил он. «пока», говорила я.

И вот это «пока» стало вторым уроком. «Я не умею прыгать… пока». «У боюсь с бортика… пока».

— Сегодня самый лучший день в моей жизни в плане успеха, мам! Я столько всего победил! Я сумел съехать и с этой горки, и с этой, и так кататься, и прыгать, и так. 5 новых побед!

— Шесть.

— А какая шестая?

— Твой страх. Победить страх тяжелее, чем победить горку.

Уже по дороге домой решаю попросить себе фидбэк.

— Данил, вот слушай. Помнишь, вчера, когда ты был расстроен и не хотел вообще продолжать?

— Да.

— Ну вот есть разные стратегии реакции, как поступать, когда человек так чувствует. Вот смотри, можно 1) понимать, говорить «да, я знаю, это тяжело. 2) Уговаривать — «нет, ты молодец, ты хороший, все получится. 3) Высказывать свои чувства, как я тебе сказала, что мне обидно, что ты так с собой. Понимаешь, о чем я?

— Да.

— Вот скажи, что из этого тебе могло бы помочь не чувствовать себя так плохо и грустно, как ты чувствовал?

— Честно — ничего.

— Ты много говорил, что ни за что завтра не пойдешь еще пробовать. А в какой момент ты решил, что все-таки пойдешь? Какие-то мои слова это вызвали?

— Нет, я и так знал, что пойду. С самого начала.

И вот это последнее — большой урок мне.

Не недооценивать.

О нас

Привет!

Фемософия - это пространство, в котором мы учимся Искусству Жить Собой - бережно, смело, уникально, так, как можешь только ты! Познакомимся?
О проекте

ПРОСТРАНСТВО ПОДДЕРЖКИ И ОБЩЕНИЯ

Присоединяйся к уникальной
закрытой группе в Facebook


ДАВАЙ ДРУЖИТЬ

Какие барьеры
стоят на твоем пути?
Пройди тест
«Мои запреты»

Популярные темы

Последние статьи

×